NATURA вещей

Автор – Александр Шклярук, искусствовед

Проект «NATURA вещей», представленный в залах Всероссийского музея декоративно-прикладного и народного искусства в апреле 2016 года — явление уникальное. Не только потому, что дал возможность зрителям одновременно познакомиться с искусством четырех неординарных художниц — Анны Липявко, Татьяны Черновой, Ольги Хейфиц и Евгении Немировской, но еще и потому, что объединение в одном пространстве произведений современного декоративного искусства — живописи, фарфора, гобелена и авторской моды, причем визуально и концептуально выверенное объединение, стало ярким свидетельством рождения новой эстетики вещи в эпоху постмодернизма.

Усилиями автора выставки, Владимира Василиненко, экспозиция превратилась в чувственное, наполненное смысловыми аллюзиями пространство, в котором реальная предметная среда гармонично переплелась с сюрреалистическими представлениями о мире вещей — детскими воспоминаниями, ночными страхами, любовными фетишами, проступающими из глубины истории ассоциациями. Одним из мощных объединяющих элементов пространства всех четырех залов стала одежда авторской студии художественного текстиля Анны Липявко. Автор этой самой прикладной части выставки – прозрачных вышитых палантинов и словно заиндевевших на морозе, покрытых кружевными узорами пальто и тонких, летящих платьев — нечасто попадает в прицел модной критики, поскольку работает в таком интимном, закрытом от посторонних глаз, почти неразличимом в общем пейзаже российской моды сегменте, как Haute Couture. В переводе с французского на русский это означает ателье, где бережно сохраняются все традиционные ручные техники пошива и декора одежды, выполненной на заказ, с тонкой проработкой индивидуально подобранного силуэта, рисунка, отделки и даже мельчайших, незаметных постороннему глазу деталей.

Сама Анна видит себя наследницей Ариадны, протягивающей путеводную нить сквозь ткань времен – от валансьенских кружев и шантильи, которыми украшала свои одежды русская аристократия, до графически-изысканных орнаментов Серебряного века и модных сегодня рустикальных фактур, воссоздаваемых при помощи вышивки на гладких современных тканях. Именно вышивка, по мнению Анны, служит сегодня источником возникновения эмоций, основанных на особой тактильности ткани и нити. Однако мотивы, воспроизводимые иглой дизайнера, хоть и наследуют многовековым орнаментальным традициям народного костюма, но бесконечно далеки от прямолинейной его интерпретации, что позволяет отнести работы Анны Липявко к неоклассическому направлению постмодернизма.

Серия представленных в экспозиции живописных полотен и монохромных гризайлей Татьяны Черновой уже знакома ценителям по многочисленным персональным показам. Выполненные на одном дыхании, эти масштабные работы всегда высоко оценивались критикой. Но именно в рамках выставки «NATURA вещей» зрители стали свидетелями последовательного воссоздания художником картины идеального мира — мира, где торжествует единство природы и человека, растений и животных, богов и героев, мифов и реальности. Такого единения предметно-материальной среды с одухотворенными помыслами на протяжении веков со времен античности добивались художники, обращавшиеся к классике.

По абсолютно свободной манере письма и сдержанности палитры критики сравнивают работы Татьяны с лучшими образцами монументальной живописи, фресками художников эпохи позднего Возрождения. Авторский метод Черновой при этом отличается оригинальностью – художник не делает предварительных набросков, ее рукою водит вдохновение и какая-то особая женская интуиция, позволяющая угадывать и идеально сочетать в одном полотне столь разноплановые образы. Герои и персонажи ее картин обитают в безграничном космическом пространстве, вне материальных рамок эпохи, сиюминутных примет времени. Эта классическая традиция соразмерения себя с масштабом вселенной оказалась неподвластна всем трагическим катаклизмам ХХ века (а отголоски их на выставке также присутствовали) — человеческая душа с ее мечтой о прекрасном способна прорастать сквозь все болезни и ломки тела. В полотнах, представленных художницей в рамках проекта «NATURA вещей», этот мотив прочитывался особенно ясно.

В противовес современному академизму Татьяны Черновой художественная философия Ольги Хейфиц изначально построена на парадоксах постмодернизма, не ограничивающего свободу обращения с художественным наследием. Несмотря на то, что XX век с его массовым производством практически снивелировал ценность фарфора, культивировавшуюся в европейских странах и России с XVIII столетия, роль этого материала в авторских художественных изделиях сегодня резко возросла. Но если используемые Хейфиц техники — бисквит, политый глазурованный фарфор, надглазурная роспись — вполне укладываются в современную палитру декоративно-прикладного искусства, то выбор пластических и живописных тем выглядит достаточно неординарно. Так, куклы, которые на протяжении тысячелетий сопровождали человеческий род, воплощали природное языческое начало, спасали от напастей и участвовали в ритуалах и играх, а в ХХ веке стали частью городской культуры, обрели функции двойников своих хозяев, в работах Ольги Хейфиц как бы вернулись к своей пра-задаче. Исполненные в необычном материале мишки и зайцы выглядят не просто репликами плюшевых оригиналов 40-50х годов, а укоренившимися в новой эстетике символами-оберегами. Стилизованные же по образцам советской фарфоровой пластики расписные фигурки детей из серии «Знаки Зодиака», сохраняя с куклами единство материала, играют меж тем во вполне взрослые игры. Их задача наполнить микромир — жизненное пространство человека на расстоянии вытянутой руки. И если в пластике довольно откровенно демонстрируются все обманные приемы постмодернизма, то еще более утонченно этот стиль внедряется в нео-агитфарфор, предоставляя будущим владельцам возможность на десятилетия сохранить L’Air du Temps нашего времени.

Художественные гобелены Евгении Немировской, исполненные в традиционной для этого жанра технике, принимают правила игры и продолжают темы, начатые тремя остальными художницами. Эти живописно-тканые полотна предстают как бы в двух ипостасях: в качестве сложных текстильных композиций, где зрителя привлекает органичная взаимосвязь человеческих рук с нитью, служащей как бы продолжением пальцев ткача, и как совершенно самостоятельные станковые произведения, заставляющие зрителя перенестись в особый мир, где фигуры и предметы обнажаются и выступают в своей истинной сути. Материал и техника здесь только способствуют раскрытию глубинного замысла. При всей своей материальной основательности именно гобелены Евгении Немировской лучше всего передают зрителю смыслы, заложенные в концепцию выставки «NATURA вещей». Гигантские плоды предстают в качестве сказочных существ, одновременно и по-разному поражая детей и взрослых; обобщенные фигуры переносят нас в эпоху «пра-человечества», где природные явления выступали как вневременные качества мира. Окруженные гиперреалистичными цветами окна в серии работ, открывающих зал «Мечты», напоминают с одной стороны о барочной декоративности, с другой – о тихой сельской пасторали, фактическом отказе от суеты сиюминутности.

Синтез искусств в эпоху постмодернизма непрост и обманчив. Его эстетика допускает совмещение в одном пространстве прежде несовместимых предметов, если их общность позволяет создавать новые смыслы. Что мы и наблюдали на выставке «NATURA вещей».